Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира.

Нужно отличать религиозную и обыденную веру, основанную на обобщенном практическом опыте людей.

1-ая определяется как верность Богу и последовательное практическое воплощение в жизни религиозных мыслях, ценностей и норм и не имеет (фактически) гносеологического значения.

2-ой тип веры состоит в психической убежденности в корректности содержания выражения. Эта вера играет важную роль, как в Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. обыденной жизни, так и в научном зании. Разновидности таковой веры: от убежденности в чём или до актуальных убеждений.

Такая вера - неотъемлемый компонент практической деятельности. Так как, человек в критериях, когда имеются несколько альтернатив решения обязан опираться на свою веру в фуррор предприятия.

Вера помогает действовать в критериях Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. неопределённости. Полной информированности о мире беспристрастно не может быть, принимая решения принципно нельзя просчитать как логический вывод.

Вера не появляется на пустом месте, она формируется опытом и практикой, самой жизнью. Можно сказать, что вера основывается на знании и опыте.

Вера помогает на всех уровнях зания: эмпирическом, теоретическом, технической разработки. Догадка опирается Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. на веру, так как есть много вариантов разъяснения явлений. Разработка теории тоже может наткнуться на другие подходы, вера позволяет выполнить учёному выбор.

Сами истоки практической деятельности и познавательной деятельности уходят в глобальную веру в то, что мир познаваем и изменяем. При этом вера учёного отличается от Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. веры несведущего человека. Вера учёного есть средоточие опыта, познаний и опирается на историю науки. К тому же она корректируется научным обществом.

Научное общество ничего не воспринимает на веру. Аргументация верой исключается из стиля научного мышления. Методическое колебание, организованная критика не допускают в науки недостаточно аргументированных мыслях.

Сама неувязка отношения Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. познания и веры имеет давнишнюю историю. В особенности интенсивно она дискуссировалась в средневековой схоластике. Так, Тертуллиан интенсивно выступал против разума провозглашая "Верую, так как абсурдно" Августин Блаженный - узнать разумом то, что принято верой. Более компромиссна Формула Ансельма Кентерберийского: "Верю и понимаю". Фома Аквинский гласил о гармонии веры и познания при приоритете Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. веры Ф. Бекон выдвинул девиз "Познание - сила", в каком утверждает силу разума. Уже сначала XX века церковная церковь считала, что расхождения веры и разума нет, потому что все познания произошли от бога. Современный неотомизм главную задачку лицезреет в оптимальном толковании истин теологии. Причём эта рациональность освещена "светом веры Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира.". Ж. Маритен ратовал за возрождение религиозно направленной философии природы.

Французский теолог, философ и учёный Тейяр де Шарден пробовал сделать такую концепцию развития Вселенной, которая бы соединяла данные науки и религиозного опыта. Бертран Рассел вообщем называл правду свойством веры.

Вопрос о соотношении веры и разума (познания) занимал принципиальное место в российской Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. религиозной философии. Одно из важных понятий которой - "цельное познание". Эталон цельного познания, всеединства включает чувственный опыт, рациональное мышление, эстетический и нравственный опыт и религиозное созерцание (Хомячков, Франк, Соловьев).

С.Л. Франк считал, что вера важный компонент духовного мира человека. Она является могучим стимулом творчества и открывает простор сознанию.

И.А Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира.. Ильин подчеркивал, что познание и вера не исключают друг дружку. Наука имеет собственный предмет и способ и не опровергает, что правду можно достигнуть с помощью другого опыта и способа, в том числе и религиозного. А реальная вера идёт своим особенным методом, не вторгаясь в научную область.

Рассматривая отношения Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. веры и познания, НА Бердяев отмечал, что они не мешают друг дружке, и ни одна из их не может поменять либо убить другую. Наука правильно учит о законах природы, но некомпетентна в вопросах веры, откровения.

Бердяев различал религиозную веру и веру гносеологическую. Он указывал, что познание в обоих качествах оказывается Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. формой веры. Познание есть вера, вера есть познание. Образуя единство, они различаются, так как для упрочнения истин научного познания и веры нужен "свет религиозной веры".

Соотношение познания и религиозной веры: • абсолютизация познания и элиминация веры; • гипертрофирование веры во вред познанию; • совмещение обоих полюсов (религиозная философия).

В современной науке Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. высказываются идеи о обилии духовного опыта населения земли (религии, мифа, философии, мистики, эзотеризма) и его учёта в поисках научной правды. Необходимо стремиться к диалогу меду всеми формами культуры, всеми методами освоения человеком мира.

Колебание — это состояние беспокойства и неудовлетворенности, заставляющее действовать с целью его устранения, порождающее желание перейти к состоянию Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. верования — размеренного и довольного. Итак, колебание, усилие для его преодоления — это стимул исследования и заслуги цели.

Признание конструктивной роли веры в обыденности, в познавательной и модифицирующей деятельности дает возможность по-другому оценить соотношение веры и сомнения в зании. По-видимому, нельзя совершенно точно решать вопрос в пользу сомнения, если Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. даже идет речь о научном зании, обширно использующем критико-рефлексивные способы. За этим, на самом деле, стоит вопрос о степени доверия Убеждениям, интуиции ученого, его творческому воображению.

В связи с этой особенностью следует, по-видимому, гласить не столько об истинности философского познания, сколько о его достоверности, т Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира.. е. принятии нами его как настоящего на веру, на основании резонов, выдвинутых философом. Не считая того, философ имеет дело с выяснением не столько соответствия познания реальности, сколько соответствия вещи, явления, мысли понятию о их.

Одна из ведущих форм предпосылок науки — научная картина мира (НКМ), через которую происходит передача базовых мыслях Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира., принципов, также системы ценностей из одной науки в другую. Для наук о духе и культуре значимы идеи Л. Витгенштейна, полагавшего, что усвоенная нами еще в детстве общая КМ принадлежит к сфере личного познания и представлена особенным типом эмпирических выражений, принимаемых на веру как бесспорные и сопутствующие нам всю жизнь Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира.. Они владеют системностью, тесновато связанной с системностью общего познания, имеют неявную форму существования и оказываются само собою разумеющимся основанием зания. Усвоенная с юношества КМ базирована на доверии взрослым, принята на веру при общении и обучении, как следствие «бытия посреди людей».

Билет 36. Вера и познание.



Как всякие противоположности, познание Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. и вера не могут существовать по отдельности. Что бы мы не делали, они вкупе находятся в любом нашем поступке и даже в каждой мысли. Чтоб веровать во что-то, нужно так либо по другому знать предмет, в который ты веришь. В свою очередь, познание всегда начинается с положений, принимаемых на веру Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. без всякого подтверждения, с постулатов и аксиом.

В средневековой философской мысли вопрос о соотношении веры и познания был одним из важных. Ценность веры над познанием отстаивал Августин и другие представители патристики, а познания над верой - схоластики (к примеру, Фома Аквинский). В эру Просвещения и Нового времени настоящим источником познаний Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. провозглашался разум, а не вера. В германской традиционной философии, к примеру, у Канта можно повстречать отделение веры религиозной от хоть какой другой, которая встречается и в науке. Современная философия (позитивизм, неопозитивизм) в большей степени базируется на научном эталоне познаний, хотя в ряде течений (экзистенциализм, феноменология и Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. др.) встречаются мыслители, отстаивающие ценность веры, как метода осознания, над познанием. Неувязка взаимодействия веры и познания, религии и науки до сего времени остается открытой и животрепещущей в связи с явлением «парадигмального кризиса» научного мышления.

В концепции К. Поппера о «трех мирах» в метафорической форме зафиксировано, по существу, два главных значения понятия познания Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира., при этом предлагаемая им трактовка не совпадает с традиционной неувязкой мнение-знание, либо докса-эпистеме. Идет речь, во-1-х, о знании как состоянии сознания, либо ментальном состоянии; во-2-х, о знании как беспристрастном содержании мышления: единицах познания, также обсуждениях, критичных спорах и т. п. При всем Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. этом познание в беспристрастном смысле не находится в зависимости от чьей-либо веры либо рвения соглашаться, утверждать, действовать, это «знание без познающего субъекта». Поппер обходится тут довольно прямолинейным и категорическим решением: в отличие от классической гносеологии эпистемология как учение о научном зании должна заниматься только беспристрастным познанием; познание в личном смысле Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. не имеет к науке никакого дела. Разумеется, что такая постановка вопроса не может удовлетворить гносеолога, для которого возможность теории зания в принципе обоснована конкретно познавательной деятельностью субъекта и его познанием. Не отрицая, очевидно, существования объективированного познания, нужно вкупе с тем продолжить обоснование познания как «состояния сознания», его тесноватой связи с Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. верой, зачем нужно узнать конструктивную роль веры в зании. При всем этом идет речь не о религиозной вере (ее воздействие на науку — другая неувязка), а о вере как признании истинности того либо другого утверждения без оптимального обоснования и подтверждения.

Необходимо подчеркнуть, что существование веры в познавательном процессе не Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. вызвано только отсутствием либо недочетом инфы, это — личный случай, момент веры, не носящий всеобщего нрава, а главное — не позволяющий судить о механизмах и причинах ее появления. Можно нескончаемо увеличивать объем инфы, но ее усвоение и внедрение как и раньше будут основаны на предпосылках, в той либо другой степени принятых Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. на веру.

Витгенштейн присваивал базовое значение существованию эмпирических предложений, в каких мы не сомневаемся. Сначала всякое обучение, начиная с юношества, основано на доверии. «Будучи детками, мы узнаем факты... и принимаем их на веру»; «ребенок обучается благодаря тому, что верует взрослому. Колебание приходит после веры». Да и развитая форма зания — научное Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. зание — также лежит на вере в некие эмпирические выражения. «Нельзя экспериментировать, если нет чего-то бесспорного... Экспериментируя, я не сомневаюсь в существовании прибора, что находится перед моими очами...»; «На каком основании я доверяю учебникам по экспериментальной физике? У меня нет основания не доверять им... Я располагаю Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. какими-то сведениями, правда, недостаточно необъятными и очень фрагментарными. Я кое-что слышал, лицезрел и читал». Эмпирические выражения, которые мы принимаем как бесспорные, сопутствуют нам всю жизнь, стают как личностное познание, как «картина мира», усвоенная в детстве (Витгенштейн Л. О достоверности // Вопросы философии. 1991. №2). Исследуя делему на логико-лингвистическом уровне Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира., Витгенштейн направил внимание не только лишь на роль веры в зании, но также на социально-коммуникативную природу веры, возникающей как нужное следствие «нашего бытия посреди людей». Такая позиция представляется очень плодотворной и конструктивной. Таким макаром, были намечены главные подходы к парадоксу веры как личной убежденности и достоверности, требующему предстоящего исследования Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира..

Утверждение о том, что вера — это то, что не имеет достаточных оснований, обширно всераспространено в размышлениях философов о вере. При таковой трактовке появляется определенное отрицательное отношение к парадоксу веры, рвение к ее полной элиминации из познавательной деятельности субъекта, а тем паче из системы познания. Выявление же конструктивной природы веры Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. в науке может быть только в случае признания существования беспристрастных оснований личной веры. Это отметил еще Дж. Локк, полагавший, что вера стоит сама по для себя и на собственных собственных основаниях, и когда вера доведена до достоверности, она разрушается, тогда это уже более не вера, а познание.

Итак, и вера Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. и познание имеют основания, но их основания различны, и это различие носит не просто личный нрав, но обладает базовым значением, а обоснования веры и познания обратно ориентированы. Познание становится таким в итоге логического дизайна, обоснования, проверки, подтверждения достоверности и истинности, и только в таком качестве оно обретает Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. не только лишь когнитивную, да и социальную значимость, начинает работать в культуре, врубаться в коммуникации и разные формы деятельности. Вера же базируется совершенно на другом — на подтверждающем ее результаты опыте, на социальной санкции и общезначимости того, во что веруют. И только потом может появиться необходимость рефлексии и критики этой личной убежденности, но Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. такие рефлексии и критика будут осуществляться на базе новых социально апробированных «несомненностей». При таком подходе вера не противопоставляется агрессивно познанию, а эпистемологический статус веры, ее функции в познавательной деятельности не оцениваются совершенно точно негативно. Доказательства этой позиции можно отыскать у И.А. Ильина в работе «Путь духовного Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. обновления» (1935). Он именует «предрассудком», требующим критичной переоценки, положение о том, что только познание обладает достоверностью, доказательностью, истинностью, а вера менее чем суеверие, либо «вера всуе», напрасная и неосновательная. В доказанное не нужно веровать, оно познается и мыслится, веровать же можно только в безосновательное, недостоверное. Отсюда отрицательное, пренебрежительное отношение к вере, требование Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. «просвещения» и борьбы с суевериями. Он отличает реальных ученых, которые не абсолютизируют результаты науки, отлично понимая, что почти все из принимаемого за настоящее познание не имеет окончательного обоснования и полной достоверности, от «полуобразованных» людей и «полунауки» (по Ф.М. Достоевскому). В последнем случае к науке относятся догматически, и «чем Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. далее человек стоит от научной лаборатории, тем паче он время от времени бывает склонен гиперболизировать достоверность научных догадок и разъяснений. Полуобразованные люди очень нередко веруют в «науку» так, как если б ей было все доступно и ясно; чем проще, чем элементарнее какое-нибудь утверждение, тем оно кажется Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. им «убедительнее» и «окончательнее»; и только истинные ученые знают границы собственного познания и понимают, что правда есть их тяжелое задание и дальная цель, а совершенно не легкая, каждодневная добыча». Реальный ученый помнит о неизменном изменении картины мироздания, в чем уверяет история науки, он «духовно скромен» и, добиваясь наибольшей доказательности Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. и точности, помнит, что полной достоверности у науки нет, что нельзя переоценивать отвлеченные схемы и мертвые формулы, веровать в их, а не в живую, нескончаемо глубокую и изменчивую реальность (Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993. С. 144).

В отличие от мыслях верования не являются плодом наших раздумий, идеями Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. либо суждениями, они — наш мир и бытие, это более глубинный пласт нашей жизни, все то, что мы неоспоримо принимаем в расчет, хотя и не размышляем об этом. В силу нашей убежденности мы ведем себя автоматом в соответственной ситуации, руководствуемся множеством верований, схожих тому, что «стены непроницаемы» и нельзя пройти через их либо Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. что земля — это твердь и т. п.

Верования унаследованы как традиции, принимаются в готовом виде как «вера наших отцов», система крепких, принятых на веру разъяснений и интерпретаций, «образов» действительности, действовавших в жизни протцов. Посреди самых важных в европейской культуре является вера в разум и ум. Вроде бы Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. она ни изменялась и ни критиковалась, человек как и раньше рассчитывает на действенность собственного ума, интенсивно конституирующего жизнь. Если верования укорененно привычны, то колебание не обладает схожей особенностью. Колебание — это состояние беспокойства и неудовлетворенности, заставляющее действовать с целью его устранения, порождающее желание перейти к состоянию верования — размеренного и Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. довольного.

Признание конструктивной роли веры в обыденности, в познавательной и модифицирующей деятельности дает возможность по-другому оценить соотношение веры и сомнения в зании. По-видимому, нельзя совершенно точно решать вопрос в пользу сомнения, если даже идет речь о научном зании, обширно использующем критико-рефлексивные способы. За этим, на самом деле дела, стоит Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. вопрос о степени доверия убеждениям, интуиции ученого, его творческому воображению. Разумеется, что эти трудности имеют не только лишь эпистемологическое значение, но выходят и на важные направления в других областях, к примеру на создание когнитологии как науки о знании профессионалов, также когнитологических программ, в каких личностное проф познание Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. профессионала переводится в информацию для ЭВМ, сохраняющую персональную расцветку познания и интерпретации смыслов.

В целом разумеется, что признание фундаментального значения веры в познавательной деятельности субъекта подразумевает признание того, что теория зания и непосредственно учение об правде должны строиться не отвлеченно от человека, как это было принято в рационалистической и сенсуалистской Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. гносеологии, но на базе доверия человеку как целостному субъекту зания. Объектом гносеологии становится зание в целом, как заинтересованное осознание, неотъемлемое от результата — правды. По другому зание, в том числе научное, утрачивает свою актуальную значимость, так как, как утверждал Э. Гуссерль, забыт фундамент человечьих смыслов — «жизненный мир», мир «простого верования», принимаемый Вера и знание, достоверность и сомнение в процессе духовного освоения человеком мира. как непременно весомый и фактически апробированный.


veretenoobraznie-nejroni-vozmozhno-pomogayut-nam-sozdavat-i-lepit-sebya-za-schet-kopirovaniya-i-chteniya-povedeniya-drugih-lyudej.html
verga-i-italyanskoe-kino-1-glava.html
verga-zarrot-varra-gara-gara-gara.html